Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

«Тех, кто боялся, давно уже нет»

23.12.2017
Изменить размер шрифта
Вячеслав Войнов

Ликвидатор аварии на «Маяке» о роли страха в жизни человека.

Не получилось сразу рассказать об этой встрече. Случилась она 30 ноября, в День победы над Чернобылем - так говорят ликвидаторы про окончание полугодовой войны с реактором.

В тот день чернобыльцы встретились у памятного камня на ягринском берегу. Потом поехали в свой офис на Морском, 37. Офис – небольшая комната. Два стола по кабинетной традиции буквой Т, маленький диван. Поместились все. 

Всех было немного. Руководитель организации «Союз Чернобыль Архангельской области» Олег Прохоров вручил накопившиеся грамоты и благодарности активисткам Галине Ивановне Межеритской и Галине Николаевне Корелиной. Они вдовы, уже больше десяти лет живут с этим званием и с воспоминаниями, особенно важными вот в такие памятные дни. О том, как провожали мужей в командировку, как тяжело умирали их чернобыльцы. Конечно, больно, но никогда не откажут в рассказе – другие тоже должны знать.

А Вячеслав Алексеевич Войнов не уверен, что нужно рассказывать. Вернее, уверен, что я не пойму: «Неспециалист скажет: ну и что?» - это про 10 тысяч микрорентген, с которыми выходил из зоны. Ахнуть можно, если знать норму. Понять, конечно, не получится.

- Те, которые боялись, быстро заболевали и уходили.

- Значит, вы не боялись?

- Получается так, если прожил столько лет. Молодой был.

Авария в «почтовом ящике»
Атомная война Вячеслава Алексеевича случилась 60 лет назад, он ликвидатор аварии на ПО «Маяк». Не благодарное государство - наши чернобыльцы учредили памятный знак в честь той победы и теперь разыскивают оставшихся в живых.

- Я в Северодвинске никого не знаю. И в области тоже. 57 лет назад уехал оттуда, - после политехнического института Вячеслав Алексеевич работал в «почтовых ящиках». - Сначала под Томском, потом послали в Узбекистан. Там не понравилось, и я попросился куда угодно. Год до аварии отработал на «Маяке». Озеро Карачай. В его тёплой воде водились вот такие рыбы, – разводит по-рыбацки руки. - Всё росло быстро... Там взорвался могильник, техническая недоработка была. Многое можно вспомнить. Не хочу. Одно могу сказать – все, кто боялись, быстро ушли. 

- Но ведь, наверное, всех пугали мерами безопасности?

- Условные они были. Приходит дозиметрист и говорит: здесь можете находиться час, а вот там 20 минут. И кассеты нам давали. Про эти кассеты я солдатам расскажу, в моём подчинении были только солдаты, а они не дураки, кладут их туда, где можно только 20 минут находиться. Через неделю-две ребят этих убирали. А мы оставались. И ещё год после аварии я там работал.

«Здоровьем не хвалятся»
- Обидно, что мало кто знает о «Маяке»? И что власть не спешит вспомнить?

- Считаю, что всё в мире относительно, и наша жизнь тоже. Сейчас мне 81-й год идёт, не думал, что проживу столько.

Спешу Вячеславу Алексеевичу сказать, искренне, что выглядит он отлично, никак не на свой возраст, что многие бы позавидовали… Он меня тормозит: «Здоровьем не хвалятся. И не хают его». 

Спрашиваю про льготы. Удивляет: «Ни за чем не обращался. Не хочется унижаться, просить». И мы почти хором из всех присутствующих убеждаем, что нужно немедленно обратиться, там сейчас никакой бюрократии. А полагаются, подсказывают знающие, льготы по квартплате, на лекарства, лечение в санатории - не часто, но всё же. Вячеслав Алексеевич не спешит соглашаться. А заявление о вступлении в организацию «Союз Чернобыль» просит от его имени написать. Зрение упало в последнее время.

- Войнов. Фамилия у вас такая…

- Я и в оккупации был, под Ржевом.

Незабываемое
- Отец служил в ВМФ. Нас с мамой отправили в эвакуацию. Посадили в теплушки товарные, знаете, двухосные такие были. Едем. И обгоняет нас состав пассажирский.

Замелькали перед глазами маленького мальчика зелёные вагоны с окошками. Может, и взрослые подумали: вот кто-то же едет по-человечески, хотя и война. А тут самолёт… Разбомбил фашист зелёные вагоны с людьми. «Вдрызг», - говорит Вячеслав Алексеевич. Детская память жуткие подробности не затёрла.

- В Ржев фашист пришёл в сентябре. Помню военных в чёрных мундирах, с одним погоном. Не знаю, может, это каратели. Помню повешенных на берёзах женщину и двоих мужчин. И вот какая детская логика, подумал: мужчины без шапок, им холодно, а женщине ничего, она в платке.
За оккупацию потом пришлось отвечать перед всеми советскими анкетами. Неприятно, говорит. Но без последствий – допущен был в атомную промышленность.

- Вячеслав Алексеевич, вы про страх сказали, это ведь всего в жизни касается?

- Конечно. Он как заряд по телу проходит. Нельзя допускать.

Ольга ЛАРИОНОВА
Фото Владимира Ларионова
Фото

         
     
 

Система Orphus
В комментариях запрещены мат, грубости, оскорбления, переход на личности. Обращаем ваше внимание, что комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.

HyperComments



Возрастное ограничение







 
Следите за обновлениями!
Северная неделя ВКонтакте Северная неделя в Фейсбуке Северная неделя в Твиттере
Северная неделя на YouTube





Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий