Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Новости Северодвинска и Архангельской области

Вас помнят, Наталия Петровна!

14.01.2018
Изменить размер шрифта
Наталия Григорьева – Катарина в спектакле «Укрощение строптивой» (1951)

К 100-летию заслуженной артистки РСФСР Григорьевой.

В августе 2017-го актрисе Северодвинского театра Наталии Петровне Григорьевой могло бы исполниться сто лет. Да, вполне могло бы, ведь совсем немного не дожила она до этого юбилея.
Свои преклонные годы Григорьева провела на Донбассе, в Славянске. Оттуда она писала нескольким адресатам в Северодвинске. О том, например, как тоскует по северной зиме. «…У меня на столе стоит фотография: я на фоне зимнего пейзажа. Снег, деревья инеем покрыты – боже, какая красота! А здесь совсем не бывает снега – или снег с дождём, или морозная пыль…»

В другом письме: «О вашем городе я вообще тоскую», «Северодвинский театр для меня очень много значит».

Этот театр в творческой судьбе Григорьевой главный. Она служила в нём – ему – восемнадцать сезонов, с 1950 по 1968 год.

Драма романтическая
А начался её актёрский путь в Воронеже. Наталия Петровна родилась неподалёку, на станции Лиски, в семье печника. После школы работала счетоводом на железной дороге. В 1936-м участвовала в олимпиаде железнодорожников – выступила с вокальным номером и получила первую премию. Это определило дальнейшее: Григорьева решила учиться на артистку.

В воронежском театральном отметки были хорошие. В выпускном спектакле «Васса Железнова» ей доверили главную роль. Советы начинающей актрисе давала именитая – сама Серафима Бирман.
Первым театром стал русский драматический… в туркменском городе Чарджоу. Первой ролью – барынька Лебедкина в «Поздней любви» А. Островского. Первым днём первого актёрского отпуска – 22 июня 1941 года. И Григорьева меняет фронт культурного строительства на военный: заканчивает курсы медсестёр и работает в госпитале в войсках.

После демобилизации – несколько городов, несколько театров, и вот наконец Молотовский. В 1950-м Наталии Петровне тридцать три года. Молодая красивая женщина, одарённая актриса – недостатка в ролях не было. Играла и классику, и забытые сегодня советские пьесы. В 1960-м она скажет: «Я тянула репертуар десять лет».

Рецензентские оценки игры Григорьевой в основном комплиментарны, но слишком лаконичны. Их дополняют сохранившиеся в архиве театра фотографии артистки в ролях.
Лидия Юрьевна в «Бешеных деньгах» А. Островского – модная красавица с зорким расчётливым глазом.

Катарина в «Укрощении строптивой» – дерзкая упрямица. (Кстати сказать, партнёром Григорьевой в этом спектакле, исполнителем роли Петруччо, был Виктор Шульгин, впоследствии много работавший в советском кино.)

Мария Тюдор в одноимённой драме В. Гюго – с сумрачным от ревности лицом, в глазах её затаилась угроза. Это взбалмошная эгоистка на троне, заявляющая: «Хочу, чтобы все говорили: «Оскорблена женщина, но мстит королева!»

Снимки, снимки… Разнятся костюмы и грим – и выражение лица, глаз. Череда талантливых перево-площений.

100-летие Октябрьской революции российские театры отметили скромно, а вот 40-летие совсем иначе. Северодвинский театр, к примеру, поставил к дате «Оптимистическую трагедию» В. Вишневского. В главной роли Комиссара, посланного партией большевиков на Балтийский флот, – Григорьева. При этом сама актриса не была партийной и даже общественницей. Своего рода общественной нагрузкой для неё, как и для многих других актёров тех лет, являлся советский репертуар.

О Комиссаре в её исполнении писали, что монументальность образа возобладала над женственностью. На фотографии – вскинутое навстречу опасности лицо, готовность бороться и, если нужно, отдать жизнь за нового Бога – за революцию.

1957 год был юбилейным не только для Октября, но и для Северодвинского театра и для самой Наталии Петровны. Вероятно, в связи с каким-нибудь из этих юбилеев, а может всеми тремя сразу, ей по совокупности творческих достижений присвоили почётное звание. В 1958-м она стала заслуженной артисткой РСФСР – первая среди северодвинцев.

Позже эта высокая награда, увы, будет поводом для огорчений. «Жизнь здесь очень трудна, – писала Григорьева с Украины в 2007-м. – Персональную пенсию у меня отобрали, нет доплаты за звание. Мотив – все мои заслуги перед Россией…»

Драма бытовая
Рубеж 60-х – этапный момент. Производственная характеристика на Григорьеву сообщает: «Актриса безболезненно нашла переход к ролям возрастным, характерно-комедийным, бытовым драматическим, выявив при этом новую грань своего мастерства».

Наталия Петровна сыграла множество матерей, тётушек, старых дев. Одна из первых и значимых таких ролей – Крутицкая, тётка героини в спектакле по пьесе А. Островского «Не было ни гроша, да вдруг алтын». Григорьева показала женщину, придавленную, измученную нуждой, однако не утратившую доброты, искренне болеющую за племянницу. Игру артистки отличали органичность и глубина.

Она очень любила роль Вассы Железновой и спустя двадцать с лишним лет после воронежского спектакля получила возможность к ней вернуться. Заново вчитывалась в текст Горького. Изучала заметки великих Серафимы Бирман и Веры Пашенной. Своими мыслями поделилась с городской газетой: «Васса сочетает в себе душу безжалостной убийцы и нежной матери, могущественной владычицы и одинокой, несчастной женщины. Духовный мир героини полон противоречий».
Эту противоречивость Григорьева сумела передать на сцене. Её Васса, как говорят, была величественно спокойна в делах, но, несмотря на броню «директорской» мудрости и самоуверенности, душа Вассы оставалась уязвимой, сердце давало сбой.

Последняя масштабная сценическая работа Григорьевой – образ Василисы Мелентьевой в драме А. Островского о временах Ивана Грозного. Василиса – леди Макбет по-кремлёвски: прислуживает царице и стремится занять её место. Постановщик спектакля Юрий Коршун считал, что эта женщина под стать Грозному, схожа с ним по страсти и уму – она спутница, которую царь так долго искал.
Фотографии отразили перемены в судьбе героини Григорьевой. Вот Василиса в начале пути – лукавая вдова в чёрном платке; вот она уже в драгоценном наряде, победительно раскинула руки – будущая царица; а это заключительные сцены – ночной кошмар, безумие в глазах: Василиса – жертва собственного властолюбия…

Во второй половине 60-х положение Григорьевой в театре очень прочное: на неё рассчитывает администрация, её ценят режиссёры, уважают коллеги. Но зреет желание уйти: Наталия Петровна не хотела стареть на глазах у своей публики. 15 ноября 1968 года она играла на северодвинской сцене в последний раз – роль миссис Сэвидж из пьесы Д. Патрика.

Потом Григорьева сожалела об этом раннем уходе на пенсию, об отъезде из Северодвинска и даже думала вернуться. С удовольствием приехала на торжество по случаю открытия нового здания драмтеатра, куда её пригласили и где о ней – по закулисной заполошности, конечно, – забыли. Обида была страшная, саднила до самой смерти. Ни о каком возвращении теперь не могло идти речи.

«Время стирает трагедии»
Наталия Григорьева – ровесница Октябрьской революции. Все 73 или 74 года советской власти – это годы её жизни: молодость, зрелость, творческая карьера, замужество. Она была совет-ской актрисой и советским человеком. Пришедшие на закате дней глобальные перемены – и если б только экономические! – пугали, несли душевную боль. Ею проникнуто письмо из Славянска осенью 1990-го:
«Видели бы вы, что происходит здесь, на Украине… В городах Тернополе и Львове демонтировали памятники Ленину при диком скопище народу – как же они бесновались! И даже дети топтались на голове статуи Ленина. И всё это под чёрно-красными флагами Бандеры и жёлто-блакитными Руха. Мне было страшно смотреть на это, как когда-то было страшно смотреть, как оскверняли церкви».

Но время, сказано в том же письме, стирает любую трагедию. А если не стирает, то притупляет. Постепенно притупилась для Григорьевой и трагедия крушения её страны, тем более что навалилась старость и – со смертью родных – одиночество. Она, впрочем, старалась на это своё личное не жаловаться. «Жизнь моя довольно однообразная, – сдержанно отвечала Северу. – Телевизор, кроссворды и пасьянсы».

А в 2014-м на Украине разразилась новая историческая трагедия и в Славянск нагрянула война. Какие-то добрые люди тогда вывезли Наталию Петровну из города.

В 2016-м пришло ещё одно письмо с Донбасса – не от Григорьевой. Её знакомая сообщила о смерти актрисы, прибавив: «Все бумаги и портреты она просила отдать в наш краеведческий музей. Я её просьбу выполнила. В свете происходящих у нас событий их, конечно, не выставляют».

Зато в Северодвинске в театральном фойе некоторое время работала фотовыставка, посвящённая 100-летию за-служенной артистки. Как же иначе! Григорьева – олицетворение (одно из) старого города и старого театра на улице Советской. 
Наталия Петровна, вас помнят!

Андрей НЕФЁДОВ
Фото из архива Северодвинского театра
Фото

         
     
 

Система Orphus
В комментариях запрещены мат, грубости, оскорбления, переход на личности. Обращаем ваше внимание, что комментатор несёт полную самостоятельную ответственность за содержание своего комментария.

HyperComments



Возрастное ограничение







 
Следите за обновлениями!
Северная неделя ВКонтакте Северная неделя в Фейсбуке Северная неделя в Твиттере
Северная неделя на YouTube





Правозащита
Совет депутатов Северодвинска

Красноярский рабочий